Четыре храма игуменьи Руфины
Игуменья Руфина. Фото с сайта kungur-krai.ru.

Игуменья Руфина. Фото с сайта kungur-krai.ru.

Монахиня из Кунгура рассказала РП, как выживала в войну, почему стала ветераном труда и восстановила четыре разрушенных церкви

В 2009 году 78-летняя игуменья Руфина приехала в Кунгур Пермского края на восстановление монастыря. До этого волонтеры работали там более пяти лет, но им мало что удалось сделать. Через год после приезда Руфины, в миру — Валентины Сидоровой, монашеский постриг приняли три прихожанки. Сейчас Валентине Алексеевне 84 года, она как и прежде занимается делами обители. В интервью «Русской планете» настоятельница Кунгурского женского Иоанно-Предтеченского монастыря рассказала о своей жизни в военное время, служении Богу и современных прихожанах.

– Вы помните то время, когда в страну пришли фашисты?

– Когда началась война, мне было 10 лет. Моей старшей сестре — 13 лет, а младшей — один годик. У нас в поселке тех, кто оканчивал школу и уже начинал работать, всех — мужчин и молодых парней, некоторых женщин — забрали на фронт.

Отец мой тоже ушел воевать, но погиб в первом же бою. В то время мы жили в колхозе. Дали нам быка, землю под посев, еще у нас было две лошади, мы запрягали их и убирали рожь, ячмень, овес. Все на фронт отдавали. Даже дров и угля себе не оставляли. Помимо этого я варежки вязала, носки мужские, и тоже посылала солдатам.

Летом нам еще терпимо жилось, но зимой тяжело. Нам выдавали картошку на пропитание, мы ездили на санях в соседнюю деревню к знакомым, варили ее, резали на кусочки, сушили, и потом ели сухой долгое время.

– Где вы тогда жили?

– В Кировской области была до 1951 года, потом в Пермь уехала с сестрой. Все годы жила в Перми, потом в 1959 году поехала в монастырь, и здесь остановилась. Сестры уже умерли, но такова жизнь.

– Вы всю войну в тылу были?

– Да, немцев я так за всю войну ни разу и не увидела.

– А на фронт не хотели пойти?

– Кто бы меня взял, я-то хотела. Говорила часто, но никто не брал.

– А сбежать не пробовали, в то время ведь часто дети на фронт прорывались?

– Нет, да мне бы и не дали. Труженица была передовая, всю жизнь на хорошем счету. Я уже после войны, когда работала на Дзержинском заводе, в 19 лет, хотела уехать в другой город. Пришла в обком партии — я же комсомолкой была — а меня не отпустили. Начальник цеха так и сказала: «Не пущу ее. Отличный работник, никуда не поедет!» А потом уже стала дальше учиться и никуда не поехала.

Плохо работать тогда было нельзя. В деревне если в доме были мужчины, вернувшиеся с фронта, то зачастую — с контузией, без рук или ног. Так что вся работа по хозяйству была на женщинах. Я помню, как мы за 50 км ходили, чтобы сдать государству крупу взращенную. Были две лошади, но много на них увезешь? Мы, девчонки, все на плечах своих носили и отдавали государству.

Трудно было. Ходили в лаптях: больше-то не в чем было. Денег не давали, все жили за счет своих огородов. Семьи картошку садили на 50 соток, только ее жарили — этим и питались. Трава была, ее тоже ели. Картошку с подорожником замесим — и все.

Работали с утра до ночи и ждали конца войны.

Игуменью Руфину поздравляют с Днем Победы. Фото с сайта iskra-kungur.ru.

– А после войны, чем вы занимались?

– Замуж вышла, родила сына и дочь, ради них и жила. Мы все пережили, все трудности. У детей тоже уже свои дети. Пятеро внучат, пятеро правнуков, богатая я бабушка.

– Расскажите, как вы в женском монастыре оказались?

– Я с детства была верующая очень, как и все члены моей семьи. И когда я одна осталась, в 1993 году, решила уйти в монастырь. Там и живу до сих пор.

Сын в Польшу уехал с семьей, другие родственники в Германии живут, третьи — на Алтае. Дети и внуки тоже верующие. В церквях они не служат, но часто посещают их. Я за всю жизнь только одни раз к ним в гости съездила, посмотрела хоть, что это за Алтай. Я же тогда еще в обкоме просила, чтобы меня на Алтай отправили. А потом как-то все времени не было.

В 1987 году позвали меня в храм один, после этого пошли в гости к батюшке. Он посадил нас чай с ним попить. И говорит, почему бы нам ни похлопотать за закрытый храм в Перми? Тогда на весь город два храма всего было. Я не знала куда обращаться и что делать, но батюшка помог, все мне расписал. Начала бумаги собирать всякие, в горисполком ходила даже. Меня туда пускать не хотели, но я все равно пыталась. А до этого вообще не думала, что в церковь когда-то уйду.

– Я знаю, что вы в митингах каких-то участвовали, это как-то с восстановлением церкви было связано?

– В Перми во Дворце завода был митинг, когда решали, кому какой храм достанется. Тогда много людей было, и мусульмане, и христиане, старообрядцы были, чиновники всякие, и я была. У меня спросили, возьму ли я Успенский собор под восстановление, а как же не взять его? Я тогда часто ездила по делам церкви в Москву.

Храм двухэтажный был, но тогда там ничего практически не было. Перекрытия только кое-где, даже крыша отсутствовала. Потихоньку начали работать. Дорого стоили материалы. Но восстановили храм, там до сих пор служат.

– После этого вы уехали в Кунгур?

– Нет. Сначала восстановили этот, потом меня батюшка перевел в другой храм, там монастырь открывали мужской. А потом он отправил меня в старый женский монастырь, тоже разрушенный, чтобы восстанавливать его. Мы его отстроили, стали там служить. Только потом меня сюда перевели — это уже четвертый храм, который я восстанавливаю.

– Монастырь работает уже несколько лет. Сейчас у вас много прихожан?

– В праздники много людей приходит – Пасха, Крещение. А так не очень много. Раньше, в 90-х годах, больше людей приходило. Раньше руку было не протиснуть, так много.

– Вообще верующих больше стало, чем, например, 20 лет назад?

– Так нельзя ориентироваться. Потому что раньше все храмы закрытые были. Люди и хотели идти, но их просто не было. Кто где собирался в советское время. Если сравнивать с тем временем, то конечно, больше верующих стало. Видно, что народ стал ходить в храмы. 

Правила налогообложения в Перми Далее в рубрике Правила налогообложения в ПермиНалоговая получила право отказать в регистрации новых компаний недобросовестным руководителям и владельцам Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»